Евгений Боуден (evgenybe) wrote,
Евгений Боуден
evgenybe

Categories:

Парк "Утопия" и два взгляда

- Что-то засиделись мы дома. Скоро корни пустим. Надо как-то развлечься. - Сказала подруга родственника. - Вы что-то можете предложить?
- Может поехать в парк "Утопия"? Вы были там?
- Нет. А что это? Далеко?
- Да нет, недалеко. Если коротко, то это парк цветов, а если подробнее, то лучше посмотреть все своими глазами.

Мы загрузились в нашу красную Hundai, по прозвищу Юнечка, включили кондиционер, так как было ужасно жарко, и с комфортом поехали. От нашего дома в Гиват Ольге до въезда в наш "губернский" город Хадера, ехать ровно пять минут. До центральной площади имени погибших в ливанской войне молодых девочек, соседок нашей дочки и ее мужа, - минута, потом по цветущей главной улице до следующей площади, где слева открывается море, а направо выезд из Ольги - еще пару минут.
Въезд на мост над скоростным Приморским шоссе, поворот вправо и мы уже в Хадере. Тут с обеих сторон проспекта особняки, богато укрытые зеленью, цветущими кустами и не менее цветущими деревьями.
Еще пару минут, и мы въезжаем на площадь Полиции. Поворачиваем вправо и мы на шоссе номер четыре ведущее на юг в сторону Тель-Авива.

- Убери на хрен этот кондиционер! У меня от него суставы будут болеть! - Это наш родственник, сидящий рядом со мной.
Я со вздохом выключаю кондиционер и машина немедленно превращается в жестяную банку в которой варят сгущенку. Дышать нечем, и я приоткрываю окна, чтобы хоть какой-то сквознячок продувал. Родственник тут-же своей кнопкой закрывает свое окно:
- Не хватало мне только простудиться!
Вот же! Но он человек немолодой, ему уже шестьдесят пять, и я смиряюсь. Но не смиряется жена и подруга родственника. Они слабо вякают:
- Ну что же это такое! Мы же зажаримся тут, будем как яйца всмятку!
Но родственник неумолим:
- Тогда высадите меня тут, а сами делайте что хотите!

Ладно, будь по-твоему - думаю я. В принципе терпеть недолго, каких-то 20 минут.
Мы сворачиваем с основного шоссе на второстепенную дорогу и въезжаем в сельские пейзажи. До самого горизонта расстилаются поля, на которых с утра трудятся, собирая первый урожай клубники, помидоров, арбузов и прочих вкусностей, работники. Они сидят на корточках, на головах у них широкополые соломенные шляпы, и каждый из них напоминает невиданный живой гриб, который иногда приподнимается и перебирается на метр-полтора дальше. Маленький посёлочек, посадка, и снова поля, поля. Вдоль дороги пышные заросли желтой, оранжевой, фиолетовой, красной и белой бугенвиллеи создают впечатление детского рисунка, в котором ребенок испробовал все краски, имеющиеся в его распоряжении. Вдали темнеет лес, а над полями тянутся линии высоковольтных передач, с оранжевыми шарами, наверное чтобы самолеты в них не врезались.

Еще десяток минут и мы въезжаем на территорию какой-то школы. За школой огромная автостоянка. Нас встречают молодые люди и указывают место, где можно припарковаться. Мы оставляем машину и входим на территорию, огражденную красивым литым высоким забором. Напротив входа холм, сплошь усаженный самыми разными кактусами, размерами от наперстка до огромных двух- и более метровых кактусовых "деревьев".

Жена, у которой кактусы - любимые растения, и которая выращивает их на нашем "кактусятнике" за окном, взвизгивает и несется к этому великолепию. Подруга родственника степенно шествует за ней и они начинают обсуждать достоинства и красоту каждого вида кактусов, не обращая внимания на жгущее им головы солнце.





Впереди вход в кассы. Мы с родственником проходим внутрь. Здесь прохладно, работает маленькое кафе с холодными и горячими напитками, пирожными и булочками и множеством детских лакомств, названия которых я даже и не знаю.
По залу носится детвора, ползает или сидит на полу, пищит и верещит. Взрослые на это не обращают никакого внимания. В Израиле принято давать детям свободу. И ни одна мамочка не орет: "Поднимись сейчас же с пола, там микробы", не шарпает расшалившееся дитя за руку, а уж о том чтобы шлепнуть малыша и вообще речи нет, ведь тут же вызовут полицию и та предъявит обвинение в насилии над ребенком. Родственнику это дико не нравится и он громко, на весь зал восклицает:
- Никакого воспитания. Вот так они потом на голову родителям садятся, а что из них вырастет и говорить не хочется.
Я пытаюсь его урезонить:
- Ну где ты видел, что выросшие израильские дети на голову родителям садятся? Да они ни в какую не хотят жить под родительским крылышком, а сразу после армии сваливают на свое жилье, учатся, работают... А вырастают из них разработчики хай-тека, ученые, военные, врачи...
- Я бы своему голову оторвал!
Я вспоминаю, что родственник оставил свою семью, когда сын его был в еще в пионерском возрасте, тем самым не выполнив заповеди "настоящий мужчина должен посадить и вырастить дерево, воспитать ребенка..." Ведь зачать дитя - это далеко не все. Дурное дело не хитрое. Но молчу, не хочется портить праздничное настроение всем.

Билеты в наших руках, мы проходим через вертушку, отдаем билеты и оказываемся в огромной пещере. Здесь уже человек двадцать, а симпатичный молодой человек рассказывает об истории создания этого уникального парка, и на стене пещеры зажигается огромный экран на котором демонстрируются этапы создания парка. Рядом слышу:
- На хрена мне эта лекция на иврите?! Что они не знают, что большинство тут русскоговорящие?!
Мне очень интересно дослушать лекцию, но я, пересиливаю себя, беру родственника под руку и вывожу его через противоположный выход, расположенный под широкой, метра два в ширину, как будто стеклянной, стеной настоящего водопада. Женщины идут за нами.

Мы оказываемся перед озером вокруг которого ведет гравийная дорога. В озере плавают красные, золотые, белые, оранжевые, пятнистые или в полосочку рыбы. Размеры их от ладошки и до полуметра. Откуда-то сверху в озеро низвергается водопад, тот самый стеклянный водопад под которым мы прошли. Но теперь он виден во всю свою четырех- или пяти-метровую высоту.


Здесь очень влажная атмосфера, парко. С другой стороны дороги - замшелые скалы, на отвесных стенах и валунах которой взбираются сотни лиан, и свешиваются самых невероятных и не повторяющихся расцветок орхидеи.








Мы медленно обходим озеро, дивясь столь богатому смешению красок, форм и объемов. Вот дорога расширяется и от нее начинают ответвляться мостики, ведущие через текущие ручьи, скалы, с которых сочится и стекает вода, мини-водопады... Вот мы входим под огромные листья, каждый из которых может укрыть небольшую семью из мамы, папы и пары детишек. Под ними какие-то необычные растения, из листьев которых, прямо из середины, а не от черешка, наподобие стрел вырываются розовые и сиреневые цветы.


Вот светло-светло-зеленые чашечки, внутри которых прячутся бордовые цветы в виде теннисных шариков.

Вот растения, у которых нет цветов, но листья которых будто разрисованы кистью художника-орнаменталиста. С белым, темно-зеленым, и даже фиолетовым и красным узором.

Вот длиннолистные растения у которых один из листьев неожиданно широкий, наподобие пера жар-птицы, а на краю его синий цветок в форме севшей на этот лист бабочки.


Тем временем дорога плавно сворачивает в сторону и начинается подъем, то и дело ведущий через мостики у перил которой стоят дети и взрослые, поминутно слышатся радостные возгласы,
щелкают фотокамеры. Незнакомые люди просят друг друга сфотографировать их на фоне всего этого великолепия. Мой Фот Евгеньич, тоже поминутно щелкает и вспыхивает. Сегодня у него огромный объем фото работ. Сделав еще пару извилин, и перейдя еще несколько мостиков, мы оказываемся на втором уровне крытого парка. Центральная его часть занята огромным вольером, за сеткой которого свистят, покрикивают, скрежещут, щелкают множество видов попугаев. Некоторые из них очень важные и огромные. Раскраска у них не менее яркая, чем у окружающих цветов. Здесь стоят лавочки, на которых отдыхают мамы с детками, рядом стоят коляски, а папы интенсивно скармливают своим чадам всякие булочки и бутерброды.
- Нашли где жрать! Что дома не могли детей накормить? - ворчит родственник.

Дорога на втором уровне парка извиваясь обводит вокруг огромного вольера с попугаями и упирается в сетчатую дверь. Мы проходим в нее и она захлопывается позади нас, а перед нами еще одна дверь. Пройдя ее, мы оказываемся внутри птичника. Здесь куры, петухи, утки, и другие разновидности домашней живности, как будто мы в каком-то сельском дворе. Но Боже мой! - какие у них формы и расцветки!



Петухи на ногах носят будто штаны, как в мультике про бременских музыкантов, утки в зеленых, желтых, черных и прочих цветов фраках. Они не боясь шныряют под ногами у посетителей, плавают в ручье, протекающем через птичник, залазят в домики и норки где расположено их жилье...




Дети и их родители в восторге, а мой родственник шипит:
- Пошли отсюда, здесь воняет. - И мы выходим.
Так незаметно забрались на третий уровень. Над нами стеклянная крыша. Здесь, между цветов расположены вольеры с живностью, представляющей фауну Израиля. Вдоль вольеров довольно узкие мостки, а вся пустая центральная часть за поручнями представляет собой полный обзор нижних уровней: озеро, водопад, который теперь виден сверху, мостики, переходы, народ, дивящийся неземной красоте.
Обойдя третий уровень мы спускаемся вновь на первый, но в другую его часть, где устроен амфитеатр, и где дают представления с птицами и разными животными, или ведут лекции. За амфитеатром мы попадаем на участок хищных растений. Да-да, хищных.


Тех, которые своим запахом заманивают доверчивых насекомых и даже мелких животных забираться внутрь этих, похожих на туфли с загнутыми носками, наподобие тех, которые носил Маленький Мук, а затем захлопываются и переваривают бедную жертву, растворяя ее без остатка в своем соке.


Если честно, то ноги уже гудят от усталости и мы вздыхаем с облегчением, когда оказываемся у двери с надписью "Выход". Кроме того, мы изрядно проголодались и потому садимся на лавочку и достаем из сумки припасенную снедь. Я ехидно шепчу жующему родственнику:
- Нашли где жрать! Что дома не могли поесть? - Но родственник моей иронии не понимает. Он голоден.

Подзаправившись и отдохнув, мы отправляемся в путь-дорогу по наружной части парка. Слева лабиринт из кустов, над входом в который висит надпись на иврите: "Детей без сопровождения взрослых в лабиринт не отпускать" Я вспоминаю, как в прошлое посещение парка я с маленьким внуком полез в этот лабиринт. Естественно, заблудился. А когда меня уже начала охватывать паника, внук взял меня за руку и вывел из лабиринта. Так вот почему дети должны ходить вместе со взрослыми! Чтобы взрослые не заблудились!

Растительность в наружной части парка тяготела к гигантизму. А колючки на кактусах были размером с мою ладошку.


Зато цветы на них были несказанно красивыми и нежными. Некоторые деревья напоминали змей, ползущих по другим деревьям, некоторые стелились по земле, а иные напоминали бочонки или бутылки.

Дорога поднималась все выше и выше, а внизу открылся вид на огромный фонтан-озеро.


Иногда из-под камней, которые маскировали динамики, начинала играть музыка, а фонтан в такт музыке и в соответствие с громкостью звучания начинал пульсировать. Струи то разбрызгивались наподобие шаров, то вдруг собирались в тугие струи, взметающиеся на много метров в небо, то превращались в подобия грибов, то извивались, напоминая змей, то начинали вращаться...
Вокруг озера-фонтана, протекала речка. А в речке появлялись вдруг то черепахи, то какие-то водоплавающие животные... Правда, жара была невыносимая, и потому мы вздохнули с облегчением когда дорога привела нас под огромное дерево, которое представляло из себя беседку, внутри которой в глубокой тени стояли лавочки.
Отдохнув, мы вышли из беседки и пошли вдоль аллеи из стриженных деревьев. Они были подстрижены то в форме курицы с цыплятами, то в виде зайца или медведи, а то кота или орла.


Наконец, чуть не ползком мы добрались до конца парка и... попали в огромный, ну просто гигантский магазин, торгующий цветами, горшками, садовыми скульптурами, семенами, средствами ухода за растениями, разными безделушками и прочим.
У входа стоял столик и кресла в виде ладоней


Тут наши женщины неожиданно ожили и пошли останавливаться у каждого горшка, каждого цветка. Продавщицы что-то им увлеченно рассказывали, отвечали на десятки вопросов... Тут я не выдержал и сбежал в кафе. Купил себе мороженое, и какое-то месиво из льда и сока, устроился в удобном кресле недалеко от стены с аквариумами и стал кайфовать. Когда я расправился с вкусностями, ни женщин ни родственника еще не было. Я хотел было купить себе еще что-нибудь, но понял, что больше в меня не влезет.

Ну вот и все в сборе. Женщины с горшочками купленных цветов, родственник тоже с каким-то приобретением... Вот и машина. Едем домой. По пути обмениваемся восторженными репликами, обсуждая увиденное, а затем задаем родственнику вопрос, а что он увидел, что запомнилось ему больше всего. И он сказал:
- У них там за кондиционерами какие-то трубы валялись. А в одном углу горшки стояли битые...

Да. Каждый увидел свое!
Tags: мой любимый Израиль, природа
Subscribe

  • Моя дочь - гонщица

    Ой, страшно что-то Оказывается, скорость - это кайф и драйв! Воля к победе А вот и медаль

  • Хадерские прогулки

    С Аллой ми сотрудничаем на сайте " Иврит и Английский для русскоговорящих". Она преподает английский язык и ее дети пишут для сайта английские…

  • Елки, мороз и снег или цветы, солнышко, травка

    "Каждый год, тридцать первого декабря мы с друзьями идем..." нет, не в баню. Мы с Фотом Евгеньевичем и с Патом идем совершать традиционный круг…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

  • Моя дочь - гонщица

    Ой, страшно что-то Оказывается, скорость - это кайф и драйв! Воля к победе А вот и медаль

  • Хадерские прогулки

    С Аллой ми сотрудничаем на сайте " Иврит и Английский для русскоговорящих". Она преподает английский язык и ее дети пишут для сайта английские…

  • Елки, мороз и снег или цветы, солнышко, травка

    "Каждый год, тридцать первого декабря мы с друзьями идем..." нет, не в баню. Мы с Фотом Евгеньевичем и с Патом идем совершать традиционный круг…