Евгений Боуден (evgenybe) wrote,
Евгений Боуден
evgenybe

Category:

Все! Пора уезжать.

     (Часть первая)

     Донецкий радиозавод "Скиф". 
     Ну, вернее, не донецкий, а, скорее, макеевский. Ну и не совсем радиозавод. Как и большинство подобных заводов - номерной. И выпускаем мы здесь двухкассетный дерьмовый магнитофон "Скиф",  а еще так называемые "изделия" со смешными наименованиями "бархотка", "ложка", "шахта"... Кстати, один из немногих в Союзе заводов, выпускающий также и микросхемы. 

     Цех микросхем запускали уже при мне, и с ним у меня связаны довольно смешные воспоминания. Его начальник Александр, Саша, рассказывал мне, что в Японии такие заводы располагаются на островах в океане, чтобы было далеко до городов, промышленности и прочей пылящей пакости. Кроме того, водные испарения над океаном конденсируются вокруг любой пылинки в атмосфере и затем "топят" ее в океане. Таким образом производство идет в обеспыленной атмосфере, ибо любая пылинка для микрочипа подобна бомбе, попавшей в детский садик (тьфу, тьфу, тьфу).

 

     Да-с. А наш завод умудрились поставить посредине угольного Донбасса, на
границе между двумя промышленными городами с мощнейшей промышленностью Донецком и Макеевкой. В районе, где выйдя утром из дома в светлой рубашке, к вечеру возвращаешься с порыжевщими рукавами, и черным воротничком.
     К чести разработчиков, они все же предусмотрели по периметру заводского здания бассейны с водой и фонтаны. Но по какой-то причине они много лет простояли сухие, а впоследствии последний директор завода Мыкола Мефодийовыч (Николай Мефодиевич) отдал мудрое распоряжение засыпать бассейны черноземом и посадить там розы. Красиво, ничего не скажешь.
     А еще Саша рассказал, что на таких производствах в Японии задействованы 15-16 летние девственницы, живущие на полуказарменном положении. Что перед началом смены их оттирают в бане специальные мойщики, и что рабочий день у них не более 4-х часов. Все это потому, что через четыре часа, с поверхности даже такой молодой кожи начинают отслаиваться и падать эпителиальные клетки, могущие снизить "выпуск годных" микросхем, который даже у японцев достигал не более 4%. 
     Он показал мне проспекты с фотографиями рабочей формы японок. Что-то среднее между белоснежным костюмом врача в операционной и формой космонавтов.
     У нас же в этом цеху работали 25-40 летние "девственницы". И перед сменой они одевались в грязноватые, якобы белые халаты, не всегда свежевыстиранные. И жили они, соответственно, не на полуказарменном положении без мужского окружения.
     А однажды, я видел как через цех микросхем шел сантехник, дядя Володя, в сапогах-гавнодавах, со свернутым в кольцо грязнющим шлангом на плече.

     ...Горбачев был на гребне популярности. Он выходил прямо в народ, и часами нес сплошную околесицу, состоящую из слов "перестройка", ускорение", "консенсус", "демократия". А народ усиленно балдел от такой супер-демократии, но наивно верил, что это действительно перестройка, что это настоящая демократия, что вот-вот наступит благодать, что истребят пьянство, что народ сам начнет управлять производством, избавившись от сидящих на его шее "голубых воротничков",что....
     И действительно, так называемых ИТР резко сокращали, что жутко радовало так называемый "простой народ". Единственное, что его таки да не радовало, что не стало хорошего вина, да и водку стало трудно купить. Зато самогона стало хоть залейся.
     Стремительно пустели магазины, останавливались заводы, срывались поставки между республиками. В хозяйственном магазине, рядом с моим домом, раньше всегда стояли огромные ящики заполненные лампочками всех мощностей, упакованными в квадратные гофрированные картонки, вдоль зала, на деревянных помостиках, стояли холодильники ЗИЛ, Днепр, Донбасс. Теперь же здесь ящики вообще убрали, холодильники исчезли, на полках вместо разнообразных товаров теперь лежало только три четыре пары кооперативных детских платьиц микроскопического размера. В магазинах стало светло и пусто. 
     Зато в бывшей подсобке оборудовали видеотеку и там крутили невиданные ранее боевики с Брюсом Ли, а также крутую эротику. И пускали туда всех, невзирая на возраст. Плати и входи.
     Перестройка быстрыми темпами превращалась во Всесоюзный Бардак. И, тем не менее, большинство из нас верили Горбачеву. Верили перестройке. И, самое главное, наконец-то появилась почти настоящая свобода слова. Она опьяняла, от нее вырастали крылья. Появились новые программы на телевидении, новые телеведущие. Свобода! Свобода! Свобода!
     Вот один анекдот той поры. Встречаются на границе СССР две собаки. Одна бежит за границу, а вторая из-за границы в Союз. Та, которая из-за границы, спрашивает:
- Ты куда?
А вторая говорит:
- Да вот бегу из Союза. Уж больно пожрать хочется!
Первая ей отвечает:
- А я нажралась. Теперь вот назад возвращаюсь, погавкать.

     И вдруг... Путч! Незнакомое, непонятное, пугающее слово. По телевизору только музыка, а в Москве танки. Потом телевизор ожил. Длинный стол за которым ряд стариков. Кто-то в френче, типа сталинского. Зачитывается постановление.

  Зал заседаний завода Скиф. Утро. Все начальники подразделений, производственных цехов сидят за длинными столами, составленными в виде огромной буквы П. Это около 70 человек. В зале гул голосов. Из уст в уста передаются новости одна другой все более пугающие. Все возбуждены, напуганы, взбудоражены. 
     Перекладина буквы П пустая. Директор задерживается. Совещание почему-то все никак не начинается. Мы ждем уже более получаса. Как-то тревожно на сердце. Хочется что нибудь съесть.
     Входная дверь с силой рапахивается, да так, что ударяется ручкой о стену. В зал влетает директор Мыкола Мэфодиёвыч. Он потирает руки и хищно улыбается. Подлетает к своей перекладине. Слегка наклонившись, опирается о нее двумя руками и выпаливает:
- Ну, слава богу! Наконец-то настоящая власть вернулась! Теперь будет порядок!
     В его словах есть некая правда, но от этого почему-то становится еще более жутко. Зал замолкает, повисает какая-то мертвая тишина, и я понимаю: Это все. Пора из этой страны уезжать от Мыколайив Мэфодийовычов.

 (продолжение следует)

Tags: из серии рассказов "мелочи жизни", отъезд в Израиль
Subscribe

  • В угожденье богу злата край на край встает войной

    Известнейшие куплеты Мефистофеля: Автор перевода — П. И. Калашников. На земле весь род людской Чтит один кумир священный, Он царит над всей…

  • Вспоминая Владимира Высоцкого

    Тетяна Малахова Вспоминая Владимира Высоцкого…. «Я не люблю, когда стреляют в спину, Я также против выстрелов в упор»… Я не хочу, чтоб…

  • Страшный раздел

    Тетяна Малахова Каждое лето в моем далеком детстве было разделено на две половины. Начало июня - чемоданы, конфеты, 15 кг скумбрии…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments