Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Евгений

За что я люблю Израиль

У Натали Ваксман - автора этого рассказа - будет семинар в Тель Авиве - http://www.facebook.com/events/341188149335360/
Может это будет интересно Вам или Вашим читателям. Перепост приветствуется.



За что я люблю Израиль
Едем вчера с праймальской встречи. Автобус, который в 22.45 должен был быть, из-за выборов отменили и вместе с толпой ждём следующего, последнего, который в 23.30. Лица в толпе напряжённые, понятно, что поместятся не все. Народ заметно нервничает. У Кости в руках так и не раскрытая коробка с пирогом, им же привезённым, но потерявшимся на фоне других вкусностей. Кое-как мы протискиваемся между солдат и возвращающихся из Тель-Авива в Беер - Шеву студентов и, о чудо, занимаем сидячие места ближе к хвосту автобуса. Водитель с окаменевшими скулами и каким-то безнадёжным взглядом просит всех уплотниться, обещает взять всех. Народ уплотняется минут 10, и только ближе к полуночи мы, наконец-то, трогаемся.
Collapse )

У Натали Ваксман - автора этого рассказа - будет семинар в Тель Авиве - http://www.facebook.com/events/341188149335360/
Может это будет интересно Вам или Вашим читателям. Перепост приветствуется.</p>
Евгений

Именинный паровоз


Что случилось в конце дня?
Не пойму я ничего
Все смеются вкруг меня
От вида моего



Именинный паровоз
В нем есть множество колес
Шпалы все из сахара
Чтобы я не плакала.



Его мама мне спекла
Чтоб я слюнкой истекла
Только свечки мне зачем?
Ведь я свеч уже не ем!



Евгений

Донецк - город контрастов

Два с половиной часа и мы перепрыгнули из Тель-Авива в Донецк, из Израиля в Украину. Из шикарного 3 терминала международного аэропорта Бен Гурион






в малюсенькое здание Донецкого аэропорта.

Вечерело. Мы быстро проскочили центральными улицами Донецка к дому, где живет мама и сестра моей жены с семьей. Особо рассмотреть что-то не удалось, потому что мозг был переключен исключительно на узнавание знакомых мест. Я не был здесь десять лет.
Collapse )
Юность

Украина Израиль. Из огня да в полымя.


Больше всего на свете, я переживал, что мама скажет:
- Я никуда не поеду.
Ну как она останется тут одна в свои 87 лет? Или старшему брату надо забирать ее к себе. Но это тоже проблема. Настроившись на слезы и упреки, я зашел к мамуле в ее малюпусенькую спаленку
- Мам. Нам надо поговорить серьезно.
- Да сыночка, говори, родной.
- Мам. Мы в Израиль решили ехать.
- Ну и что. Едьте, раз решили.
- Но мы же не можем тебя здесь бросить. Ты должна с нами поехать.
- Конечно, сыночка! Куда ты, туда и я!

Я ошалел от того, что все так просто решилось. И мы начали готовиться.
Collapse )
Евгений

Сага о поезде

Тук-тук-тики-тук, тук-тук-тики-тук...
Поезда. Длинные. Зеленые, синие и красные пассажирские, рыже-черно-грязные товарные. Мелькающие в темноте подсвеченные окна, а в них головы, постели, фигуры. И змеи рельсов, то бегущие и покачивающиеся параллельно, то вдруг сплетающиеся и разбегающиеся. Это не поезд, это рельсы бегут. А поезд только покачивается да постукивает.
Столик между окон с традиционной колбасой, яйцами и курицей, иногда с бутылкой вина или водки. А главное с подстаканниками, почему-то всегда слишком широкими для стаканов, пошатывающихся в них. И кусочки рафинада, мгновенно тающие в дымящейся светложелтой жидкости. Рядом обертки от сахара, разорванные и скомканные...
Collapse )
Евгений

А я еду за туманом

     Моросит, моросит. 
     Конец весны, первой послеармейской весны. Мой родной Донецк-Сталино сияет чистотой. По Первой линии бегут голубые троллейбусы. Их «рога» искрят по проводам, а колеса оставляют за собой шершавые темные полосы на серебряном мокром афальте. 
      В одном из таких я только что подъехал к библиотеке имени Крупской. Вру, никто и никогда эту остановку так не называл. Просто «Крупская», или, на худой конец, «библиотека Крупской». Это одна из красивейших площадей Донецка. Перекрестие бульвара Шевченко и Первой линии. Бульвар Шевченко в этом месте широко рапахивается и в центре, в обрамлении голубых пушистых елей ,высится памятник Шевченко на круглом гранитном пьедестале, к которому ведут несколько широких ступеней. Слева строгое серое, но очень красивое, здание. Оно напоминает полуоткрытую книгу поставленную на торец и развернутую обложкой одновременно по пересекающимся улицам. Здание увенчано куполом. Вдоль верхнего ряда окон барельефы писателей. На углу широкое крыльцо с колоннами. Collapse )